"Мені подобається, як показують англійську прем'єр-лігу. Це ж не футбол! Це кіно! А я саме таке кіно і люблю" - режисер Роман Ширман

"Мені подобається, як показують англійську прем'єр-лігу. Це ж не футбол! Це кіно! А я саме таке кіно і люблю" - режисер Роман Ширман

5 квітня 2016 | 08:43

Режиссер Роман Ширман - давний друг Интершколы. С момента ее основания он читает лекции молодым режиссёрам и сценаристам. Получается, что нашей дружбе уже 10 лет, а сесть и откровенно побеседовать получилось только сейчас. Много интересного и неожиданного от Романа Ширмана и о нем.

Как найти и не потерять себя в режиссуре

Есть люди, которые идут в режиссуру, потому что они по своей природе художники. То, что они чувствуют, то, что они думают, то, о чем мечтают, они хотят выразить с помощью экрана. Они будут искать свой особый пусть в искусстве, свои темы, свои способы выражения. И, разумеется, своих спонсоров и продюсеров. Как правило - это самый тяжелый путь в творчестве. Хотя, вероятно, и самый прекрасный. Но, есть люди, которые не так увлечены высокохудожественными идеями, зато им нравится сама эта работа, сам этот драйв – что-то придумывать, снимать, монтировать. Они сегодня здесь, а завтра - в другой точке страны или даже мира. Сказать, что работа режиссера над большинством телевизионных проектов – это высокое творчество, трудно. Но и здесь нужно быть настоящим мастером, профессионалом. Это два типичных пути в карьере режиссера. И тут главное не в выборе. Можно быть прекрасным режиссером авторского кино. Можно быть отличным и ярким режиссером коммерческого телевидения. Возможны и комбинации: днем зарабатываешь на жизнь, а вечером снимаешь кино для души.

Всем молодым режиссерам

Я всегда говорю своим студентам: работа режиссера - очень тяжелый труд, где неприятностей будет гораздо больше, чем комплиментов, где творчество будет постоянно сталкиваться с производственными проблемами, где нужны стальные нервы. Это очень конкурентноопасная профессия. Никого не ждут студии и каналы с криком - давайте к нам, у нас режиссеров нет! Везде надо пробиваться и доказывать, что ты снимаешь не хуже, чем те люди, которые до тебя это делали. Когда я после учебы только пришел на студию "Киевнаучфильм", выиграв вгиковский фестиваль, то хотел снять хоть что-нибудь стоящее, но возможности выбирать не было. Там была огромная  очередь; худшие сценарии, от которых отказывались мастера и классики, получали молодые. Так что, ребята, спокойно, так было всегда!

Кем быть?

Мой отец был кинооператором, и я с детства наблюдал работу съёмочной группы, когда он брал меня с собой. Это сейчас есть масса других развлечений, а тогда кино было что-то единственное и уникальное. У меня и мысли другой не было, я совершенно определено знал, что хочу быть там. Только я для себя не мог определиться, кем хочу быть: я всегда думал, что главный на съемочной площадке оператор, мой папа  всегда командовал на съемках. И вот однажды, мне было лет 8, я спросил: "А кто здесь самый главный?",  и папа ответил: "Режиссер". Тут у  меня зародились сомнения, и я понял, что хочу быть главным.

Что снимать?

Сейчас люди смотрят и любят познавательные каналы, "Дискавери", например. Так вот для Советского Союза каналом "Дискавери" был "Киевнаучфильм" в 70-е годы. Кроме того, мне очень нравились фильмы Жака Ива Кусто, это было потрясающе. И в юности мне очень хотелось вот такое снимать. Дальше я поступил во ВГИК, и нам показывали много хороших фильмов, которые всех восхищали - Анджей Вайда, Ингмар Бергман. И вроде надо бы определиться, что же мне нравится - Кусто или Бергман. А потом я понял, что мне нравятся совершенно разные вещи. И в разное время я снимал разные фильмы.

Что происходит в голове у режиссера

В последние годы, когда я еще снимал документальные фильмы, я поймал себя на одной вещи, совершенно не допустимой для документалиста. Вот я беру интервью, человек рассказывает о своей жизни, а я сижу и думаю себе, как бы в тысячу раз интереснее сложилось, если бы у героя были немного другие переживания. Если бы он сейчас сказал не то, а это... Поступил бы не так, а вот так…  Вот я и подумал: зачем я иду таким длинным путем и вытаскиваю из людей те чувства, которые хочу услышать, я лучше сам напишу и все это поставлю. В документальном кино все, что ты снимаешь, существует без тебя, но если ты создаешь игровой фильм, это плод твоего воображения; персонажи придуманы, и они начинают становиться живыми. Когда снимается фильм, ставится свет, гримируют актеров, кто-то обсуждает, как героиня должна что-то сделать в кадре, а я думаю, ведь ее нет на самом деле, все это над чем работает большая группа, на самом деле не существует. Это ведь все я придумал.

О сомнении

Сомнение - это самая тяжелая часть работы режиссера. Если ты ни в чем не сомневаешься, то ты не профессионал, а идиот. Каждый день от твоих решений зависит очень много, тебя спрашивают члены съемочной группы, и ты сам себя спрашиваешь, как это сделать. И ты постоянно взвешиваешь, что лучше, что хуже. Сомнение - это то, что тебя отвлекает от человеческой жизни. Например, съемочная группа летит работать в Эстонию. Все сидят в самолете, в хорошем настроении и предвкушении. В этом всеобщем веселье всегда есть один глубоко задумчивый человек - и это обязательно будет режиссер. Ему завтра с ходу снимать, и все эти люди будут у него спрашивать, что им делать. Он отвечает за все своей головой и карьерой.

О Вуди Алене

Те фильмы, о которых сейчас больше всего говорят, мне почти безразличны. А вот несколько лет назад я получил гигантское удовольствие, когда смотрел в кинотеатре фильм Вуди Алена "Ты встретишь высокого незнакомца". Вот это да, вот это для меня кино! Где я понимаю все: актерская игра, потрясающий текст, смешно, глупо, трагично, безнадежно, иронично и весело - это очень сильно! Вуди Ален один из моих любимых  режиссеров, все, что он делает, я сразу смотрю, потому что все понимаю. "Вики, Кристина, Барселона" и "Ты встретишь высокого незнакомца" - это эталон того, что я люблю в кино. Это хитрая смесь разных настроений, ощущений.

О чтении

Было такое несколько лет назад, когда я очень уставал, чтение меня буквально спасало, как таблетки. Однажды я купил на Петровке сборник Рекса Скаута про Ниро и Арчи Гудвина! Увлекательно и остроумно! Что бы со мной ни происходило, после каких бы съемок я не возвращался, доползая до своего дома, уснуть невозможно, потому что все в голове крутится, я открывал книжку, и это с меня снимало всю усталость. Это гениальные книги для релаксации и прохождения в чувства! А вот фильмы ужасные, их смотреть нельзя.

О Довлатове

Для меня один из лучших писателей Сергей Довлатов, у меня особое к нему чувство. Когда я читал Довлатова, я вдруг выяснил, что он описывал то, что я очень хорошо знаю. Он после института попал в армию и служил на зоне, охранял заключенных, и я, закончив ВГИК с отличием, стоял на вышке на Северном Урале. Я был таким же молодым и более-менее интеллигентным человеком, как и Довлатов, попал в похожие места и смотрел на все это квадратными глазами. Я был точно в таком же  состоянии с разницей в два или три года.

И о футболе

Я, когда был маленьким мальчиком, был соседом знаменитого футболиста Йожефа Сабо. Это была звезда, он только что участвовал в чемпионате мира по футболу. Иногда он нам бил по воротам, иногда разрешал помыть свою "Волгу". Так что я с детства люблю футбол. Конечно, болею за киевское Динамо, но вообще всегда болею, когда играет классная команда. Мне очень нравится английская премьер-лига, но еще больше мне нравится, как показывают английскую премьер-лигу. Какие там трансляции, как там работают режиссеры, как там работают операторы! Я смотрю и получаю двойное удовольствие. Был один комментатор, я с ним глубоко не согласен, он все время возмущался, что эти англичане неправильно футбол показывают. Якобы слишком много крупных планов, портретов, деталей. И этот комментатор говорил: "Это же не футбол! Это кино!". А я именно такое кино и люблю!

Залишити коментар Коментарі (0)

Залишати коментарі можуть тільки зареєстровані користувачі. Будь ласка, авторизуйтеся:
Логін
Пароль

Коментарів немає. Ваш може бути першим.

Спецпроекти